У Вас в браузере отключен JavaScript. Пожалуйста включите JavaScript для комфортного просмотра сайтов.

Переключиться на мобильную версию.
Новости
Видеопродукция
Печатная продукция
Cувенирная продукция
Наши книги
Презентация
Архив газет
О нас

11.05.2011 Вся правда о детекторе лжи

Вся правда о детекторе лжи

Как научный метод помогает раскрывать безнадежные «глухари» и можно ли обмануть полиграф?

…Обывателю этот загадочный прибор знаком, в

основном, по упоминаниям в детективах и шпионских фильмах, авторы которых, как водится, щедро разбавили реальность приправой из домыслов, вымыслов и откровенных мифов.

Развеять их и рассказать читателям «Вечерки» всю правду о детекторах лжи любезно согласились сотрудники группы психолого-технического обеспечения раскрытия преступлений(ПТОРП)криминальной милиции УВД Гомельского облисполкома. Именно эти люди работают с аппаратурой, которая уже помогла вывести на чистую воду сотни злоумышленников.    

Немного истории. Попытки создать машину, способную выявлять ложь, предпринимались еще в 1921 году. Первым разработчиком стал американский ученый Киллер. Интерес к этой теме проявлял и КГБ СССР. А ныне в России есть даже специализированное учебное заведение – Национальная школа детекции лжи…
В МВД Беларуси детекторы используются с начала 2000-х.
В штате гомельской группы ПТОРП – трое сотрудников. В их арсенале компьютерные полиграфы «Крис» и «Барьер-14», к которым прилагается программное обеспечение с красноречивым названием «Шериф». Внешним видом детектор напоминает Интернет-модем. К нему подключаются датчики, а фиксируемая информация выводится в виде полиграммы.
В ходе опроса специалисты отслеживают реакции человека по 8-9 параметрам. Также могут применяться аудиозапись и видеонаблюдение, которое помогает оценивать вербальные реакции: мимику, жесты, характерные признаки в голосе. К слову, уже существуют и бесконтактные детекторы, выявляющие ложь на основе анализа речи. Причем, не только «живой», но и в виде аудиозаписи.
– Полиграф – это многоканальный медико-биологический прибор, – уточняет руководитель группы, подполковник милиции Владимир Бижунов. – А опрос на полиграфе – не что иное, как оперативно-розыскное мероприятие с использованием технических средств.
Спектр его применения весьма широк. Приоритетное направление – помощь в раскрытии тяжких и особо тяжких преступлений. Кроме уголовного розыска, задания также инициируют подразделения БЭП, управление собственной безопасности, кадровая служба. Нередко за содействием обращаются и органы прокуратуры.
В каждом случае специалист изучает уже имеющиеся материалы и составляет опросник. Теоретически на его подготовку отводятся сутки. Имеется и ряд требований к помещениям, в которых должен проводиться опрос. В идеале в них должны выдерживаться определенный температурный режим, влажность воздуха, обеспечиваться максимальная шумоизоляция и даже расстановка мебели и окраска стен «по науке»…
Однако практика суровых реалий диктует свои нормативы. Из-за объема заданий  зачастую полиграфологам приходится работать сходу и почти в полевых условиях.
Непременное условие – письменное согласие опрашиваемого. Надо также отметить, показания,Вся правда о детекторе лжи полученные с помощью «детектора лжи», не могут рассматриваться в качестве доказательств судом. Для следователя или оперативника они важны скорее не в юридическом, а в психологическом плане. Ведь даже если человек отказался от опроса, тем самым он довольно четко сигнализирует о том, что милиционеры находятся на верном пути. При работе по горячим следам полиграф помогает вычислить из круга подозреваемых наиболее вероятного кандидата, отработать основные версии. А значит – сэкономить силы и время, материальные и кадровые ресурсы.
***
Одним из первых успешных применений полиграфа в гомельском регионе стало раскрытие крупной кражи в 2004 году. Тогда на буровой вышке в Калинковичском районе было похищено алмазное долото стоимостью около 100 млн. руб. Вора удалось вычислить с помощью детектора. Им оказался практикант, который, украв инструмент, закопал его в лесу и стал искать покупателей. Однако вместо подсчета шальных денег пришлось «приземлиться» на скамью обвиняемых…
Сложно переоценить роль детектора в раскрытии преступлений прошлых лет, когда «показания» полиграфа давали едва ли не единственный шанс докопаться до истины. Именно так удалось раскрыть убийство, почти 10 лет считавшееся безнадежным «глухарем». Сперва, при опросе ключевого свидетеля, удалось установить одного из подозреваемых. Тот уже вел благопристойный образ жизни и в подтверждение непричастности также согласился поговорить «под детектор». О чем в итоге горько пожалел…
Методом исключения полиграфолог фактически вычислил местность за Гомелем, где осенью 2000 года был спрятан труп. После этого опрашиваемый «раскололся» и сдал сообщника, сидевшего к тому моменту за другое преступление. Оказалось, что, действуя «под крышей» одной из гомельских ОПГ, парни продали квартиру попавшего в их сети пьянчуги. После чего бывшего хозяина вывезли за город – якобы отметить сделку. На лодке завезли на островок посреди реки, где уже была заранее вырыта яма. После выпивки бедолагу забили до смерти и закопали…
Кстати, второй из убийц наотрез отказался от проверки и даже боялся смотреть в глаза полиграфологу, полагая, что тот его загипнотизирует.
***
Широко используется полиграф в розыске пропавших без вести. При этом выясняется, что в ряде случаев под исчезновение граждан маскируются их убийства.
Свежий пример – раскрытие преступления в Брагинском районе. Прошлой зимой в одной из его деревень пропали двое жителей – мужчина и женщина. Еще один подозревался в причастности к этому факту, однако твердил, что заходившая к нему в гости пара ушла целой и невредимой. Опрос на полиграфе показывал иное. Дальнейшее – дело техники. Поняв, что общая картина и даже «квадрат поиска» оперативникам уже известны, убийца сознался и показал точное место.
Могила находилась в его дворе – под кучей строительного мусора...
Несколько лет назад в Калинковичском районе сыщики выясняли обстоятельства странного происшествия. Два друга пошли охотиться на уток, но вернулся лишь один из них – некто П. Он пояснил, что по приезду на природу друг изъявил желание пойти за грибами в близлежащий лес. Условились встретиться через пару часов, однако к оговоренному времени товарищ не явился. П. долго ждал, а затем сел на мотоцикл и уехал. Приятель же, утверждал он, по всей видимости, заблудился…
Настаивая на этой изначально сомнительной версии, П. согласился пройти проверку.
Вся правда о детекторе лжи– В течение дня я опрашивал его дважды, – вспоминает Владимир Бижунов, – и не мог понять, что происходит. По реакциям было ясно, что товарищ опрашиваемого мертв и смерть наступила не по естественным причинам. Стал выяснять конкретные обстоятельства, но положительные реакции следовали и на вариант «он утонул», и на «он убит». Причем и на «зарезан ножом», и на «застрелен». Перешел к части вопросов о местонахождении тела. Снова чертовщина – детектор показывает и «в земле», и «в реке», и «в яме». В одном я не сомневался – человек врет, точно зная, что произошло с его другом. К тому же полиграф фиксировал состояние высокого эмоционального самоконтроля, а это тоже показатель...
Истина выяснилась чуть позже. На самом деле друг П. охотился вместе с ним – бегал вдоль берега и «поднимал» уток, по которым палил товарищ. Войдя в азарт, П. случайным выстрелом убил напарника. После чего, испугавшись ответственности, решил замести следы. Расчленил труп и «разбросал» части тела – утопил в реке, зарыл, бросил в овраг. Этим и объяснялись невероятные результаты опроса…
Подобный случай имел место в Житковичском районе. Там один из жителей пять лет числился пропавшим без вести. Оперативники предполагали, что он убит, хотя конкретных подозреваемых не было. На помощь привлекли полиграфологов. Когда дошло до опроса местных охотников, внимание привлекли три человека, которым предложили написать заявление о добровольном согласии пройти проверку. Текст одного из них было невозможно прочесть – непонятные «иероглифы», написанные на каком-то неизвестном языке. Автор так нервничал, что, похоже, забыл русский алфавит…
А во время проверки не выдержал: «Хватит!Снимайте ваши датчики. Я сам все расскажу…» И рассказал. В тот роковой день он охотился и, услышав шум в кустах, выстрелил на звук – решил, что в зарослях лось. Увы, это был человек, нарезавший ветки на веники. Выстрел вслепую оказался удручающе снайперским – пуля вошла прямо в сердце…
Испугавшись, «соколиный глаз» позвал приятеля и вместе они закопали труп.
***
На вооружении у специалистов множество методик, применяемых в зависимости от того, как держится опрашиваемый.
Просматривая один из «тестов», испытываю профессиональный восторг. С журналистской точки зрения, тактика постановки вопросов – блестящая. Начинаются они издалека, постепенно «круг» сужается, подходя к главной теме интересующих событий.
– Мы не задаем вопросов обвинительного характера, – посвящает в технологию подполковник Бижунов. – Опрос проводится в форме теста с вариантами ответов. Например: «Если кошелек гражданки Петровой был похищен, то это произошло: а)в транспорте, б)в ее доме, в)на улице…» и так далее. Даже если опрашиваемый молчит, его реакции, фиксируемые аппаратурой, выдают нужную информацию.
Недавно полиграфологи оказывали помощь в расследовании разбойных нападений, совершенных в Гомеле. Преступник средь бела дня заходил в коммерческие ларьки и, угрожая продавцу оружием, забирал выручку.
На детекторе было опрошено более 10 человек. Один из них также подозревался в разбоях, совершенных в другом районе. Это и подтвердил полиграф. Притом, что к непосредственно расследуемым налетам гражданин оказался непричастен. Для наглядности Владимир Бижунов выводит на монитор полиграмму опроса. Самый приметный элемент – красная синусоида, совершающая волнообразные движения. Иногда небольшие скачки, иногда – резкий взлет. В зависимости от реакций, которые невозможно сознательно контролировать. «Горки» возникали при вопросах, связанных с прежними эпизодами. А самый резкий скачок тонкой красной линии последовал после положительного ответа на вариант «Я ничего не совершал»…
***
Тем, чья совесть чиста, полиграфа бояться не стоит. Если взять «первого встречного» и начать расспрашивать об убийстве, совершенном 20 лет назад, детектор покажет  реакцию человека, который не знает, о чем речь.
– То, что можно прочесть о полиграфах и способах «борьбы» с ними в Интернете – мусор, – говорит Владимир Бижунов. – Настоящую методику знает очень узкий круг лиц. Обмануть детектор невозможно, ведь, по сути, он «работает» с подсознанием, контролировать которое человек не способен. Имеющие спецподготовку могут лишь оказывать противодействие. Но скрыть это не удастся. Полиграфолог применит контрметодику, а также сделает соответствующие выводы, которые отразит в заключении. За свою практику я лишь однажды сталкивался с серьезной попыткой противодействия.
Другой нетипичный случай произошел в 2006 году при расследовании убийства в Буда-Кошелевском районе. Преступники, убив престарелую женщину, вдобавок повесили дворовую собаку. Тогда за 4 дня на полиграфе опросили 27 человек. Одного из подозреваемых вычислили сходу. Несмотря на то, что вел он себя несколько странно: держался с редкостным хладнокровием, а на все значимые вопросы отвечал «да». Хотя демонстрировать свою информированность было вовсе не в его интересах… Оказалось, на этой нелогичности и строилась его тактика. Некоторые важные обстоятельства он знал до совершения преступления и потому решил выдержать поединок с полиграфом «методом от обратного», со всем соглашаясь. Однако просчитался – ни его, ни сообщника эти уловки не спасли…
***
Потенциал службы ПТОРП – огромен. Для его реализации необходимо создание системы, которая будет основываться на накапливаемых базах данных. Это поможет как в профилактике правонарушений, так и в выявлении преступника на первоначальном этапе, а не тогда, когда за ним тянется шлейф злодеяний. Особенно важное направление – подготовка криминалистических портретов по серийным преступлениям и преступлениям, совершенным на сексуальной почве. Кстати, сотрудники гомельской группы ПТОРП участвовали в изобличении маньяка, убившего четырех человек. В скором времени «Вечерний Гомель» расскажет подробно об этом деле…
– Полиграф – не миелофон и читать мысли не умеет, – резюмирует Владимир Петрович. – Это – лишь инструмент. Все зависит от того, насколько грамотно им пользоваться. Примерно то же бывает с рентгеновским снимком, на котором один врач ничего не увидит, а другой с первого взгляда определит причину болезни и поставит верный диагноз.
И в этой связи отрадно отметить, что белорусские полиграфологи считаются одними из самых квалифицированных в СНГ.

Руслан ПРОЛЕСКОВСКИЙ
Фото автора

При копировании материалов ссылка на сайт обязательна.
Просмотров: 364

Комментарии